Дети и полеты

Дети и полетыПериодически на парапланерных форумах появляются вопросы о детских полетах. Чаще всего их поднимают летающие родители, чьи детишки подросли и начали интересоваться родительским увлечением.


С одной стороны, родителям очень хочется приобщить чадо к своему увлечению небом и полетами. Но, с другой стороны, боязно — как бы не покалечить.

Также регулярно, вместе с обсуждением минимального возраста, с которого можно начинать учиться летать, поднимается более серьезный вопрос — а нужны ли вообще несовершеннолетнему ребенку полеты? Родителям хочется потешить собственное Я, это понятно. А ребенку-то это зачем?

— Считаю, что полеты на параплане подросткам полезны.

Опустим красивые слова о спортивном развитии подростков. Существует множество других видов спорта, не связанных с авиацией, где физические нагрузки больше, а риск травм значительно меньше, чем на полетах. Главным мне кажется, что ребята на полетах очень быстро взрослеют в самом хорошем смысле этого слова.

* * *

«Взрослый человек» отличается от «ребенка» свободой в принятии решений. Смотрит ребенок телевизор. Подходит мама и говорит: «Уже поздно, пора спать». Ребенку хочется кино посмотреть, но если мама сказала «спать» — значит спать. Однако к свободе прикладывается важный довесок — ответственность.

Ребенок стремится к взрослости, ассоциируя ее со свободой и правом делать что захочется. О довеске к свободе, о взрослой ответственности, он обычно не задумается, так как в «наземной жизни» пока еще с ней не сталкивался. Увлеклось дитя игрой в футбол, разбило мячиком кому-то окно — платить будут родители.

На полетах свобода и ответственность сливаются воедино, и ребенок, пусть кратковременно, но на 100%, окунается во взрослую жизнь. С одной стороны, оторвавшийся от земли ребенок полностью освобождается от диктата взрослых и может творить в воздухе все, что ему заблагорассудится. Крики с земли инструктора или мамы с папой никак не повлияют на крутость траектории полета юного пилотажника. Но, с другой стороны, он очень быстро осознает, что в случае ошибки и падения на помощь мамы тоже рассчитывать не приходится. А цена ошибок на полетах — взрослая. Иногда это сама Жизнь пилота.

Случилась неприятность — порвали крылышко. Ничего криминального, но нужно чинить. Чинит параплан, естественно, «автор дырки». Но у автора множество других срочных дел и возиться целый вечер с иголкой и ниткой не хочется. Параплан начинает чиниться по принципу «лишь бы быстрее». Подходит инструктор. Видит халтуру: «Курсант, а если это порвется в воздухе? Это же твоя жизнь! Это же жизнь твоих товарищей!» Здесь не урок труда в школе, где самое страшное наказание — двойка в дневнике. И вопрос поставлен не о халтурно прошитом шве. Вопрос о совершенно взрослой ответственности юного курсанта за жизни людей, которые завтра полетят на починенном им параплане.

Конечно, заметят скептики, юридическую ответственность за состояние клубной матчасти несет инструктор, а не ребенок. Конечно, никто не доверит ребенку самостоятельно выполнить сложный ремонт параплана. И, тем не менее, слова инструктора, брошенные в процессе совместной работы, «Курсант, за твою халтуру твои товарищи могут заплатить кровью» — урок на всю жизнь.

Летающий подросток намного быстрее своих пеших сверстников начинает понимать, что так называемая «взрослость» — это, прежде всего, ответственность и только потом возможность сходить в кино на фильм 18+ или купить в магазине какую-нибудь спиртосодержащую жидкость.

* * *

Каждый летающий хорошо знает, что внизу его ждет земля. Земля одинаково встречает и лейтенантов, и генералов. Земля одинаково спрашивает за ошибки и с тех, кто ездит на мерседесах, и с тех, кто ездит на метро. Земля для всех одинаково твердая! Это накладывает существенный отпечаток на взаимоотношения летающих людей. Перед Землей все равны. В летающей группе нет разделения на больших и маленьких, на мальчиков и девочек. Есть только Пилоты. Более или менее опытные, более или менее хорошо летающие.

Если юный пилот сумел обкрутить термический поток и улететь на маршрут, в то время как взрослые дяди остались сидеть на старте, то вечером на разборе полетов эти взрослые дяди будут со всей серьезностью слушать подростка, как ему это удалось сделать. Разговор на равных с взрослыми совершенно обоснованно поднимает самооценку подростка и его уверенность в себе. А если в глубине души подростка сидели какие-либо комплексы неполноценности, то они очень быстро оставляют его в покое.

* * *

Учится ребенок в школе. Учится плохонько. Преимущественно на троечки. Какое отношение будет к нему со стороны школьных учителей? Скорее всего, так себе. Какова его ответная реакция? Подросток привыкает к статусу никчемного троечника и для поддержания своего авторитета среди одноклассников оказывается способен лишь на детские шкоды типа стул учителю мелом намазать. Реакция учителей понятна. Конфликт тихо нарастает, и вот уже подросток из «никчемных» переходит в «трудные». Дальше — только хуже...

Летающий подросток — другой. Он быстро привыкает к тому, что на полетах с ним разговаривают уважительно, ценит это. В свое время, чтобы получить допуск к полетам, он честно вызубрил теорию. Может быть, не все до конца понял в аэродинамике параплана, но зачеты сдал. И результат не замедлил сказаться. Взрослые мужики здороваются с ним за руку, как с равным. А в школе что? Он что, хуже всех в классе? Он что, самый глупый? А если со школьной математикой совсем грустно, то можно к инструктору подойти — обязательно поможет.

* * *

Описанное выше — далеко не полный перечень бонусов, которые Небо дарит подростку, желающему с ним подружиться. Однако и их вполне достаточно, чтобы еще раз повторить принципиальное утверждение: полеты на параплане подросткам полезны, и перейти к обсуждению нюансов технологии детского летания.

* * *

Первое, с чего должно начаться обучение полетам, — это объяснение подросткам, что они пришли не в один из многих детских кружков (пение, рисование, вышивание, моделирование, ...), а полноценную авиаци